Получение пенсии за погибшего сожителя приравняли к краже

Фото: https://ren.tv

В Пензе районный суд обязал жительницу г. Каменка вернуть в Пенсионный фонд РФ 51 тысячу рублей пенсии, выплаченных на счет пенсионеру, погибшему в декабре 2017 года

Как сообщает ИА «Пенза Пресс», его сожительница по карте продолжала получать пенсию гражданина вплоть до мая 2018 года, то есть почти что полгода после его смерти. Как утверждал Пенсионный фонд РФ, его право на пенсию было утрачено 1 января 2018 года, однако данные о смерти поступили в электронный документооборот ПФР только в мае. Поэтому Пенсионный фонд перечислил более 50 тысяч рублей «лишней» пенсии умершему гражданину.

Виновными в произошедшем признали женщину, получавшую пенсию за умершего сожителя по его карточке. Ленинский районный суд Пензы признал женщину виновной в совершении кражи. Решение суда на данный момент не вступило в законную силу и может быть обжаловано.

«Даже самый общий анализ уголовной статьи показывает, что факта кражи в данном случае, скорее всего, не могло быть по определению. Кража согласно теории уголовного права — это тайное хищение чужого имущества; при этом факт сожительства предполагает как раз ведение общего имущества и хозяйства, пусть и без заключения брака. Люди ведут общий быт и тратят общие доходы на совместную жизнь. Не исключено, что сам гражданин разрешал при жизни пользоваться женщине своей карточкой (как зачастую происходит в близких и семейных отношениях), а значит, о тайном хищении не может идти речи. Здесь можно говорить о нарушении правил пользования банковскими картами, что не относится к уголовному преступлению. Пенсионный фонд фактически обвинил женщину в том, что были украдены государственные средства, которые перечислили на счет умершего пенсионера по ошибке или же в связи с халатным выполнением своих обязанностей уполномоченными должностными лицами, контролирующими выплаты и данные по смерти пенсионеров. В таких случаях ПФР вправе постфактум предъявить претензии к наследникам погибшего (если такие имеются) о возврате излишне перечисленных денежных средств. Но у ПФР никто ничего не воровал: фонд добровольно перечислил деньги на карту пенсионера. С этого момента юридически все деньги числятся за погибшим гражданином, в его собственности. Он ни о какой краже не заявлял и, судя по всему, не мог заявить, поскольку умер. Поэтому вопрос о краже денег с его счетов должны были поднимать только и исключительно наследники умершего гражданина. Женщине остается порекомендовать обжаловать судебное решение, не соответствующее закону, здравой логике и характеру правоотношений», — считает кандидат юридических наук Екатерина Скосаренко.

 

Лента новостей
Журналистские расследования