В СПЧ будут разбираться в ситуации с задержанием блогера, разместившего видео с похорон криминального авторитета

Фото: ТАСС/На снимке член СПЧ при президенте РФ Александр Брод

В Совете по правам человека при президенте России не исключают, что на арестованного блогера Виктора Торопцева может оказываться силовое давление, и намерены разобраться в ситуации с его задержанием. Об этом изданию «ПравозащитникИнфо» рассказал член СПЧ Александр Брод.

В понедельник СМИ сообщили, что суд арестовал блогера Виктора Торопцева на десять суток. Формальным поводом для его задержания называется недействительное водительское удостоверение. Однако сам Торопцев, накануне объявивший голодовку, утверждает, что никаких уведомлений о лишении прав он не получал и в суд его не вызывали. Себя он считает неудобным для властей гражданином за антикоррупционные расследования, связывая свой арест как раз с деятельностью в этом направлении, а «горячим» поводом для задержания, по его мнению, стало ранее размещенное им видео с похорон «вора в законе» Юрия Зарубина по кличке Заруба, которого в начале января похоронили в Амурске как национального героя. Его гроб якобы несли высокопоставленные силовики Хабаровского края, из-за чего и разразился скандал. В частности, среди присутствующих на похоронной  процессии указывались начальник местной полиции и городской прокурор, по их распоряжению будто бы была перекрыта часть улицы для проезда автомобилей.

На размещенном в Сети видео, действительно, отчетливо видно, как по дороге за гробом шествует длинная вереница из людей в темных одеждах, собравшихся проводить в последний путь «авторитета», чья криминальная биография покрыта тайной и далеко спрятана в старых полицейских архивах (известно, что Заруба числился «смотрящим» по Амурску, в последние годы жизни он тяжело болел и скончался от рака – прим. ред.). Съемка велась издалека, возможно, с верхних этажей одного из домов, расположенных вдоль дороги. А за кадром происходящее комментирует женский голос. Различить, есть ли в толпе сотрудники амурского МВД и прокуратуры с такой дистанции невозможно даже при трехкратном увеличении изображения. Поэтому главным источником информации остаются местные СМИ, которые сообщали, что представителей силовых ведомств якобы видели сами жители дальневосточного города.

Между тем, начальник пресс-службы краевого УМВД Ирина Щеголева категорически опровергла причастность кого-либо из сотрудников силовых ведомств региона к пышным проводам «вора в законе». С ее слов, после публикации ролика в МВД по Хабаровскому краю была назначена служебная проверка, в ходе которой должно выясниться, соответствуют ли растиражированная информация действительности, а также будет оценен ущерб, нанесенный репутации правоохранительных органов в случае, если данные окажутся ложными. Кроме того, Щеголева добавила, что особо доверять автору публикации не стоит, так как он состоит на учете в органах внутренних дел и еще в мае 2018 года его лишили прав за отказ от освидетельствования за нахождение за рулем в состоянии алкогольного опьянения.

В свою очередь, Торопцев заявил, что сам он видео не снимал, а всего лишь опубликовал чужое, которое 8 января  2019 года разместил в Twitter украинский пользователь под именем Михаил Светлов. В беседе с корреспондентом «Сибирь.Реалии» блогер рассказал, что, узнав об участии в траурной процессии сотрудников силовых ведомств, он решил удалить видео «от греха подальше», и, таким образом, оно провисело на его Youtube-канале не более 15 минут. А далее – начались странные вещи. Вскоре Торопцеву позвонили из полиции и сказали, что «сейчас за ним приедут и отвезут на беседу». В итоге местные силовики дважды приглашали Тороповцева «поговорить», а затем продержали целую ночь в отделении полиции.

«Они мне позвонили через 15 минут после того, как мы уже удалили видео, – рассказывает блогер. – Звонили знакомые оперативники, номера у меня их забиты, я с ними общаюсь. Я сразу сказал, что понял, насчет чего звоните, я ни при делах. Они говорят: «Мы знаем, мы просто для беседы сейчас подъедем». За мной приехали, мы поговорили без всякой ругани и потом меня спокойно отвезли домой. А затем сказали: «Мы все прекрасно понимаем, но прокурор из Хабаровска приехал», добавив, что «дядька» думает, что это я все организовал, и якобы очень сильно на меня разозлился. Мне даже друзья говорят, вон, мол, посмотри, что пишет наш прокурор: «Я этого полудурка нашего засужу». Все говорят, что он меня имеет в виду, потому что я и блогер, можно сказать, один, топовый на весь Хабаровский край. Может быть, из-за этого они и вцепились в меня, а, на самом деле, просто хотят раздуть этот резонанс, с кем-то счеты свести свои личные, а меня попросту пустить в расход».

На следующий день, 10 января, Торопцева вызвали в прокуратуру. В ходе беседы следователь пыталась выяснить, кто такой Юрий Зарубин, кем он был, и откуда появилось видео с похорон.

«Я отвечаю, что ничего  не знаю, наслышан, но не знаю, — продолжает Виктор Торопцев. — А про видео говорю: «Вы же видели, что комментирует женский голос. А кто его снимал – откуда я знаю!».

После посещения прокуратуры в субботу 12 января Виктора остановили сотрудники ДПС и сообщили ему, что он уже как полгода лишен прав. В результате ночь он провел за решеткой в отделении полиции. Выпустили блогера только после того, как в СМИ и соцсетях появилось множество резких публикаций о его задержании. По словам Торопцева, те же сотрудники полиции, которые его задерживали, неоднократно видели его за рулем в течение последних нескольких месяцев, но не останавливали и не информировали о лишении прав. Соответствующего же постановления суда по почте, по его признанию, он не получал.

Задержания и последующий арест на 10 суток Торопцев связывает с его расследованиями по хищениям и нецелевому расходованию бюджетных средств в местном правительстве и на крупных предприятиях региона, а также с тем, что по неосторожности «залез к силовикам».

«Хищения, нецелесообразное расходование бюджетных денежных средств. Я вот этим в основном занимаюсь. Хочу головное ворье все пересажать, — говорит он. — Я в этом варюсь и никогда к силовикам не лез. А тут раз... Некоторые сотрудники полиции сержантского состава откровенно мне заявляли, что я подпортил им репутацию. Они считают, что я виновник, замарал, так сказать, честь мундира».

В то же время полиция Хабаровского края опровергла информацию о преследовании блогера по каким бы то ни было «личным» мотивам,  утверждая, что его приглашали на беседу в полицию  лишь единожды сразу после размещения видео, а задержан он был исключительно по  административной статье за незаконное управление автомобилем.

Однако от своих убеждений Виктор Торопцев не отказывается, считая дело против него заказным за «оскорбление чиновников».

На днях СМИ сообщили, что блогер объявил о начале голодовки:  «Буду продолжать голодовку, пока от меня не отстанут с этой историей о похоронах и не вернут мои водительские права!», — заявил он.

«ПравозащитникИнфо» попросил прокомментировать ситуацию с задержанием блогера члена Совета по правам человека при президенте России Александра Брода:

— История становится резонансной, в связи с этим появляется много новых вопросов. Во-первых, для начала необходимо выяснить, насколько достоверной является информация о присутствии руководителя правоохранительных органов Амурска на похоронах криминального авторитета, потому что, как мы знаем, после публикации видео последовало опровержение этих сведений. Если же информация подтвердится, то, конечно, у вышестоящих инстанций должны возникнуть очевидные вопросы к руководителю УМВД данного муниципального  образования. Во-вторых, сам блогер Виктор Торопцев неоднократно говорил, что он всего лишь сделал «перепост» видео, а не является его автором. 

По моему мнению, эти события тесно связаны между собой — сначала появляется публикация, затем сразу же находится повод для задержания с назначением меры пресечения в 10 суток, что  совершенно не соответствует тяжести содеянного. Виктор Торопцев известен в регионе своими острыми публикациями антикоррупционного и антибюрократического содержания, что, безусловно, служит источником раздражения для местных чиновников и правоохранителей. Поэтому не исключено, что ситуация может быть использована для того, чтобы свести с блогером счеты. В этом случае тем более пристальным должно быть наблюдение региональных и федеральных правозащитников.

Думаю, что уже в ближайшее время СПЧ направит обращение в органы прокуратуры Хабаровского края с просьбой провести служебную проверку – и по достоверности информации, размещенной в соцсетях, и по поводу обоснованности задержания и ареста Виктора Торопцева. Кроме того, важно обратить внимание на условия содержания блогера под стражей, может быть, ему необходима медицинская помощь. Эти вопросы мы будем решать и отслеживать. Ведь в  подобных ситуациях очень важно сохранять контакт между правоохранительными органами и правозащитными организациями, чтобы, по крайней мере, прояснить причины произошедшего и оперативно реагировать на  дальнейшее развитие событий.

Если же мы будем придумывать что-то особенное, выделять чиновников и правоохранителей в касту неприкасаемых, вводить за это санкции, то это значит, что под раздачу опять попадут представители оппозиции, неудобные журналисты и блогеры. А повод, как известно, всегда найдется, если, конечно, речь идет не о законном правосудии, а о заказном, «по понятиям».  Подобные вещи очень опасны, как и обсуждаемые сейчас поправки Клишаса об ответственности за оскорбление власти (названы в честь сенатора Совфеда Андрея Клишаса, который предложил ввести  наказание  за фейковые новости и неуважение к власти в интернете в виде штрафа до 400 тысяч рублей или ареста до 15 суток, рассмотрение законопроекта отложено Госдумой на неопределенный срок – прим. ред.) СПЧ при президенте РФ, к слову, наряду с Минюстом, Минсвязи и Генпрокуратурой уже высказал свои критические замечания по этой инициативе. Не надо забывать, что чиновники – это такие же граждане, которые пользуются теми же правами, что и другие. В российском законодательстве есть все механизмы для того, чтобы обезопасить себя от клеветы, недостоверной информации, есть возможность обращаться в суды,  защищая свои честь и достоинство, независимо от того, идет ли речь о гражданине или силовом ведомстве. И именно с позиции права, а не силы,  должны решаться подобнее вопросы, — заключил правозащитник.

Журналистские расследования