Эксперт: «Ни один пенсионер процедуру внесудебного банкротства не пройдет»

Фото: из открытых источников

Запуск в России внесудебного банкротства был в списке мартовских поручений президента РФ, цель которого - помочь гражданам пережить трудное время пандемии

В отличие от традиционного, платного банкротства физлиц через арбитражные суды, процедура внесудебного признания гражданина несостоятельным через многофункциональные центры (МФЦ) должна была помочь людям избавиться от долгов просто и бесплатно. Однако лоббисты банков как кредиторов, опасаясь вала новой формы «потребительского экстремизма» со стороны заемщиков, логично начали «перетягивать канат» на свою сторону – то есть, предлагать меры, напротив, усложняющие этот механизм для должника. Предполагалось, что закон о механизме упрощенного банкротства заработает еще весной, но из-за затянувшегося согласования старт отложили на  сентябрь. 

«Московская газета» еще весной, одним из первых СМИ рассказала о проблемах в реализации этой идеи, еще на стадии законопроекта. Прошло три месяца, как норма официально заработала, однако даже в правительстве РФ на днях признали, что механизм далек от совершенства.

Корреспонденту нашего издания, под видом клиента позвонившему в одну из многочисленных юридических контор, специализирующихся на банкротстве, юрист рассказал, что бесплатное банкротство якобы фактически не начало работать, по всей стране приема соответствующих заявлений в МФЦ добились единицы, и предложил воспользоваться традиционным, платным. (Мнение таких игроков рынка вряд ли может быть объективным - для юристов-посредников, конечно, традиционная процедура интереснее, поскольку на ней они могут заработать.)

За почти три месяца действия нового закона о внесудебном банкротстве физлиц с заявлениями о списании безнадежных долгов в МФЦ обратились свыше 4,5 тыс. граждан, процедура банкротства возбуждена лишь в отношении 1,2 тыс. человек, 2/3 заявлений были возвращены - таковы данные Министерства экономического развития РФ.

К примеру, в Санкт-Петербурге, как отмечает местная пресса, за первые два месяца действия закона всего одному горожанину удалось зарегистрировать свое заявление на внесудебную процедуру банкротства физлиц. При этом заявлений в МФЦ было подано около сотни.

Несмотря на всю кажущуюся простоту, в процедуре бесплатного банкротства для заемщика есть  подводный камень, который делает должника зависимым от банка-кредитора. Для того чтобы процедура состоялась, кредитор должен подать в суд на заемщика, а суд — инициировать процедуру исполнительного производства, только по завершении которой за неимением имущества, пригодного к взысканию, заемщик и может обращаться в МФЦ за желанным признанием несостоятельности. Но поскольку банк вряд ли будет заинтересован в банкротстве своего клиента, а значит и потере своих денег, то  может годами тянуть с подачей в суд, а, значит, и оттягивать старт процедуры внесудебного банкротства.

Эксперт проекта «За права заемщиков» Общероссийского народного фронта Михаил Алексеев в  интервью «Московской газете» не согласился с мнением, что из-за вышеприведенных факторов норма  работает плохо.

«Закон о внесудебном банкротстве всё-таки работает. Процедуры запускаются, и МФЦ в этом смысле полностью выполняют поставленные задачи. То есть те, для кого закон предусмотрел возможность пройти процедуру, в реально упрощенном порядке ее проходят. Процедура максимально простая и понятная.

Так, например, понятно, что ни один пенсионер, оказавшийся в трудной жизненной ситуации, никогда с таким законом эту процедуру не пройдет. Просто потому, что у него есть доход, а значит, пристав никогда не завершит исполнительное производство. Наличие завершенного исполнительного производства - главное требование для внесудебного банкротства».

Алексеев отмечает и следующее:

«Очевидным стоп-фактором является то, что подавать в суд и пользоваться возможностями исполпроизводства – это право, а не обязанность кредитора. Далеко не всегда кредиторы это делают, что, конечно, же, не дает возможность должникам пройти проверку приставами в рамках исполпроизводства. 

Однако это не самая главная проблема. Для того чтобы соблюсти баланс в отношениях между должником и кредитором, и при этом полноценно раскрыть возможности внесудебного банкротства для тех, кому это реально нужно, на наш взгляд, требуется все-таки заглянуть в реалии работы службы судебных приставов и скорректировать правоприменение именно там:


1. Пристав не имеет право списывать доход, который бы оставлял должнику денег меньше прожиточного минимума. Если должник получает доход в пределах прожиточного минимума, то пристав обязан окончить такое ИП ввиду невозможности взыскания


2. Если пристав не уложился в установленный срок по исполпроизводству, а он четко установлен законом, и за это время не произошло взысканий, то пристав обязан окончить такое исполпроизводство именно по п. 4, ч 1. Ст. 46 закона «Об Исполнительном производстве».
Два вот этих элемента откроют ворота для реальных должников, фактически банкротов и одновременно не повлекут нарушения прав должников».

В самом Министерстве экономического развития РФ после трех месяцев действия закона отношение к новому механизму перешло от восторгов к констатации факта сложностей в его реализации. Курирующий этот вопрос заместитель министра Илья Торосов 28 августа, накануне запуска, говорил так:

«Принятие закона о внесудебной процедуре банкротства позволит проходить этот процесс «максимально удобно, быстро, четко». 

А  26 ноября в интервью «Российской газете» Торосов высказывался уже иначе:

«Видим, что требуется донастройка этого механизма. В рамках имеющегося поручения президента вырабатываем предложения по упрощению этой процедуры, донастройке ее механизмов. Внесудебное банкротство должно быть максимально простой, понятной процедурой для тех граждан, кто решит им воспользоваться».

Вот как оценивает ситуацию основной кредитор физических лиц в России – Сбербанк. Начальник управления принудительного взыскания и банкротства Сбербанка Евгений Акимов высказался о законе так:

«Для того чтобы он реально заработал, нужно проводить обширную разъяснительную кампанию, чего пока сделано не было. Аналогично ситуация поначалу развивалась и со «стандартным» банкротством граждан в 2015 году, но, как мы видим, с каждым годом число банкротств граждан существенно растет вместе с ростом доверия к данному институту».

Лента новостей
Журналистские расследования