Кувейтское кривосудие? В деле россиянки Марии Лазаревой появился неожиданный поворот

Фото: marshalazareva.com

По-прежнему остается в кувейтской тюрьме россиянка Мария Лазарева – бизнес-леди, основавшая в 2006 году компанию KGL Investments.

Как пишут «Новые известия», Лазарева содержится в 10-метровой камере вместе с несколькими женщинами, осужденными за тяжкие преступления, хотя никаких серьезных доказательств ее вины, по сути, так и не было представлено. Более того, есть серьезные подозрения, что за этим делом стоят интересы конкурирующей компании, совладельцы которой близки к высшему руководству страны.

Напомним, преследование в отношении Марии Лазаревой началось в 2011 году. Тогда бывшая сотрудница бизнес-леди, укравшая у нее крупную сумму денег, обвинила Лазареву в шпионаже в пользу других государств. Правда, с доказательствами шпионажа как-то не сложилось, и суд до сих пор не принял решение по этому эпизоду.

Второй виток преследования Лазаревой начался в 2017 году: в апреле ей предъявили обвинение в хищении денег инвесторов, а в ноябре арестовали, после чего, правда, отпустили под залог в 30 млн долларов и запретили выезд из страны. Что интересно: в апреле 2017-го, когда были озвучены обвинения, Мария самостоятельно вернулась в Кувейт из европейской командировки. Однако этот факт обвинители предпочли проигнорировать.

С доказательствами вины россиянки дела обстоят не плохо, а очень плохо. Один из адвокатов Марии Юсеф Ал-Харбаш заявил, что подпись Лазаревой в счете, по которому якобы и были «уведены» деньги, подделана. Что позволяет сделать такой вывод? Во-первых, Лазарева сама не подписывала счета. Во-вторых, документ не имеет номера, и, в-третьих, такая проводка в книгах KGL Investments вообще не зафиксирована. Возникает подозрение, что сей документ просто-напросто был сработан чьими-то «умелыми ручками» в надежде на то, что пройдет, как говорят в народе, на дурачка.

Прошло…

«Новые известия» сообщают, что подсудимая не имела возможности ознакомиться с материалами дела: практически две трети из них (порядка 20 тысяч страниц) не были переведены ни на русский, ни на английский языки. На фоне этого суд назначал всего лишь пятнадцатидневный перерыв между заседаниями, что, во-первых, не соответствовало судебной практике Кувейта, а, во-вторых, не давало возможности стороне защиты как следует подготовиться.

Итог: 6 мая 2018 года Лазареву приговорили к 10 годам заключения. Плюс к этому, она обязана возвратить 36 млн долларов и оплатить штраф 72,8 млн долларов.

Дело получило широкий международный резонанс, ведь речь идет об инвестиционном климате в Кувейте. Согласитесь, редкий бизнесмен рискнет открыть дело в государстве, где иностранного предпринимателя вполне могут «закатать» на 10 лет за решетку по сфабрикованному обвинению. Поэтому к вызволению Марии из кувейтской тюрьмы присоединились не только чиновники российского МИДа (которым это по должности положено), но и представители стран, которые никак нельзя считать дружественными РФ на данном историческом отрезке. Однако общие интересы и общие проблемы, как известно, заставляют забыть некоторые разногласия.

Так, накануне заседания апелляционного суда, которое состоялось 21 апреля, в Кувейт приехали бывший директор ФБР Луис Фри, а также спецагент ФБР Дэниел Гилл, который проводил собственное расследование этого резонансного дела. Специалисты из США считают, что никакого хищения не было и в помине, деньги после «заморозки» в банке возвращены инвесторам. Более того, Мария настолько хорошо вела свой бизнес, что инвесторы получили до 200 процентов прибыли.

Так за что же тогда наша соотечественница сидит в тюрьме?

21 апреля на заседании апелляционного суда, как пишут «Новые известия», случился и вовсе необычный казус: судья, фигурально выражаясь, припертый к стенке доказательствами (а, точнее, отсутствием доказательств вины Лазаревой), сложил полномочия по ведению этого дела. А Мария Лазарева вновь отправилась в тюрьму и, судя по всему, будет находиться там, пока не назначат нового судью, которому, кстати, нужно еще и с делом ознакомиться, а ведь на это тоже потребуется время.

Между тем, у Марии есть пятилетний сын, которого она воспитывает одна. И бабушке (матери обвиняемой) становится все труднее объяснять внуку, почему его мама так долго задерживается в командировке…

То есть, пока в этой мутной истории поставлена запятая, и даже вроде бы забрезжил свет в конце тоннеля. Однако вряд ли Марии от этого легче: пребывание в тюремной камере как-то не прибавляет оптимизма. И, знаете, что самое непонятное в этой истории? Вроде бы судьбой попавшей в беду россиянки вплотную занимаются МИД, Торгово-промышленная палата России, даже иностранные специалисты подключились к ситуации. Но воз и ныне там: наша соотечественница по-прежнему в тюрьме.

А самое печальное в том, что беда, в которую попала Лазарева – лишь частный случай порочной практики преследования россиян в разных странах мира под самыми смехотворными предлогами. Не так давно «ПравозащитникИнфо» рассказывал о ситуации с нашей соотечественницей Богданой Осиповой, находящейся в американской тюрьме: есть серьезные подозрения, что женщине насильно вводят психотропные препараты. В этом же ряду находится обвинение россиян в Латвии по делу о трагических событиях 1991 года: с доказательствами вины, как обычно, проблемы, зато тенденциозности и пафоса – хоть отбавляй. И это, разумеется, далеко не все примеры…

В самом деле, можете представить, чтобы хоть одно государство в мире позволило бы себе так обойтись с гражданином СССР? Скорее всего, у иностранных политиков и правоохранителей даже мыслей подобных не возникало: все понимали, какими могут быть последствия столь опрометчивого шага. А вот с гражданами РФ, выходит, так поступать можно…

Так, может быть, у нас что-то не так в государственной стратегии защиты россиян, попавших в тяжелую ситуацию за пределами родной страны?

Лента новостей
Журналистские расследования