Система распознания лиц и право на частную жизнь: московский суд уходит от ответа Савеловский суд Москвы фактически разрешил правоохранительным органам использовать систему распознания лиц при видеонаблюдении

Судьи посчитали законной возможность слежки за москвичами с помощью современных технологий.

В суд обратилась москвичка Алена Попова, которую оштрафовали на одиночном пикете около Госдумы в 2018 году на 20 тысяч рублей. Она утверждала, что ее личность установили с помощью 32-кратного увеличения съемки камеры наружного наблюдения. Подобное увеличение, по мнению Поповой, свидетельствует о незаконном применении технологии распознавания лиц. Между тем, физиологические и биологические особенности внешности человека относятся к персональным данным, которые недопустимо использовать и обрабатывать без письменного согласия человека. В СМИ москвичка заявила, что преследует целью ввести федеральный запрет на технологию распознавания лиц, поскольку считает, что «эта технология нарушает 23-ю и 24-ю статьи Конституции о неприкосновенности частной жизни, и поскольку считаем, что эта технология незаконна. Даже закон о персональных данных говорит нам, что никто не вправе собирать наши персональные данные без нашего согласия или без решения суда. К ним относятся и наши биометрические данные, наши лица — это тоже наши данные».

Савеловский суд указал, что установленная в Москве система видеонаблюдения хотя и использует технологии распознавания лиц, но не позволяет установить личность гражданина. В Едином центре хранения данных не имеется биометрических данных горожан (радужная оболочка глаз, рост, вес и проч.), и поэтому система распознания лишь сравнивает изображение с видеокамер с фотографией, предоставленной правоохранительными органами. Отыскиваются совпадения, но при этом якобы никуда не передаются сохраненные биометрические данные. Суд пришел к выводу, что видеоизображения сами по себе не относятся к биометрическим персональным данным и не требует предварительного письменного согласия человека на их обработку. Согласно решению суда в оперативных службах допустима обработка видеоданных граждан и внесение полученной информацию в банки данных, поскольку это помогает предотвращать теракты и отыскивать преступников. Относительно Поповой суд указал, что в ее деле не использовалась система распознавания лиц (ее личность полиция якобы установила исключительно по паспорту). Однако при этом суд отказался принять от истицы в качестве доказательства видеозапись с камер наружного наблюдения с многократным увеличением.

Похоже, что в Савеловском суде «осторожно» ушли от ответов на вопросы о правовой допустимости применения современных технологий:

- центры сейчас хранят видеоинформацию о гражданах, но при этом не отвечают за ее сохранность;

- не обеспечивается возможность надлежащей проверки соблюдения установленных ограничений доступа к видеосведениям о гражданах (нет гарантий, что для «третьих» лиц он полностью исключен);

- проводилась ли биометрическая идентификация в конкретном деле, на каких основаниях и насколько законно;

- в связи с чем разрешено исключать видеоданные из персональных данных (современные технологии позволяют в полной мере идентифицировать лиц по данным видеосъемки).

Действительно, существует мнение, что сама по себе сделанная видеосъемка не относится к персональным данным до того момента, пока изображение конкретного человека не перевели в математический код и не сравнили с другими кодами из базы данных правоохранительных органов. В момент, когда это произошло (и если это произошло), в законодательстве должны иметься в наличии защитные механизмы, предотвращающие несанкционированное наблюдение за частной жизнью граждан, поскольку могут нарушаться важнейшие конституционные принципы гражданского общества. Однако в российских законах на данный момент отсутствует внятное правовое регулирование этой сферы, позволяющий тотальное наблюдение за каждым из нас. И суды, между тем, устраняются от изучения обстоятельств, применялись ли технологии в конкретном случае. Остался без ответа вопрос, как оперативные службы выяснили личность Поповой, если они не использовали систему распознавания лиц? Истица утверждает, что к ней на пикете подошли полицейские и сразу же обратились к ней по имени отчеству, не спрашивая паспорт, при этом она видела их впервые.

Напомним, система распознания лиц активно внедряется в столице уже в течение последних лет: более подробно см. материал.

Лента новостей
Журналистские расследования